Рейтинг@Mail.ru
 
Вверх
 
 
 
 
 
 
 
Я могу отчитаться за каждый заработанный мною миллион, кроме первого.
Джон Дэвисон Рокфеллер
Финансы в цитатах
 
 
 
 
 
Базовые знания
Базовые знания > Уоррен Баффет. Биография > Внутренняя оценка [1869-1952] > Уоррен Баффет. Биография: Толстушка. Вашингтон: 1944-1945 годы [часть 1]
 
Оглавление
 
Уоррен Баффет. Биография (Элис Шредер)
 

Уоррен Баффет. Биография

Уоррен Баффет. Биография
 

Внутренняя оценка [1869-1952]

Статья на тему «Уоррен Баффет. Биография: Толстушка. Вашингтон: 1944-1945 годы [часть 1]».

Разумеется, Говард не входил в их число. Помимо того факта, что он был респуб­ликанцем, его идеал досуга заключался в ежевечернем чтении отчетов Конгресса США. Он никогда не посещал салун Рейберна. Тем не менее по многим другим па­раметрам он вполне подходил под стандарт конгрессмена того времени: выходец из небольшого городка, выпускник университета со средними оценками, активно вовлеченный в муниципальную политическую деятельность, ротарианец* из самой сердцевины среднего класса, не входящий в круги элиты, антикоммунист.

Но вместо того чтобы присоединиться к своим коллегам и начать взбираться, по карьерной лестнице государственной власти, Говард Баффет быстро получил репутацию, возможно, самого несговорчивого представителя своего штата за всю историю Конгресса. Он сторонился разного рода махинаций со средствами, выде­лявшимися на избирательные кампании, и не участвовал в сомнительных меропри­ятиях по получению голосов избирателей, столь популярных среди конгрессменов. Он четко дал понять, что его голос не продается и не является предметом торга. Он отказался от повышения своей зарплаты, так как его избиратели голосовали за него как за человека, делающего свою работу на определенных условиях. Он не поль­зовался разного рода поблажками, присущими работе конгрессменов. Рестораны с космическими скидками, раздувание штатов за счет друзей, родственников и лю­бовниц, бесплатные цветы, «канцелярские магазины», торговавшие по оптовым ценам практически всем, начиная от автомобильных шин и заканчивая ювелирны­ми украшениями, – все это шокировало Говарда, который с радостью не знал бы о такого рода вещах.

Его убеждения, связанные с изоляционизмом, разделял его друг, лидер республи­канцев Роберт Тафт1. Однако сторонники изоляционизма больше не составляли боль­шинства в Конгрессе – они уходили в отставку или проигрывали выборы. Более того, в условиях, когда страна воевала, а правительство сражалось с бюджетным дефицитом, Говард был одержим донкихотской идеей вернуть США к золотому стандарту, от ко­торого Америка отказалась в 1933 году. С тех пор Казначейство не было ограничено в печатании денег – сначала для финансирования «Нового курса», а затем и военных расходов. Говард боялся, что Соединенные Штаты однажды столкнутся с тем, что про­изошло в Германии в 1930-х годах, когда для покупки капустного кочана требовалась такая большая сумма, что купюры приходилось чуть ли не возить в тележках. Это стало прямым результатом того, что Германия вынужденно истощила свой золотой запас для выплаты репараций после Первой мировой войны**. Возникший экономический хаос стал одним из основных факторов, приведших к власти Гитлера.

Будучи уверенным в том, что действия правительства ведут к катастрофе, Го­вард купил ферму в Небраске, которая могла бы спасти семью во времена неминуе­мого голода. Неверие в правительственные ценные бумаги настолько укоренилось в семье Баффетов, что когда однажды они совещались, стоит ли подарить кому-то на день рождения сберегательные облигации, девятилетняя Берти подумала, что родители хотят обжулить именинника. «А разве он не знает, что они ничего не сто­ят?» – спросила она2.

Неуступчивость Говарда часто мешала ему делать свою работу – принимать законы.

«К примеру, он мог выступить с законопроектом и получить 412 голосов "про­тив" и всего три "за", причем одним из этих трех вполне мог быть мой отец. Это ни­когда его не останавливало. Он все равно оставался в ладу с самим собой. Я бы так не смог – лично я всегда бешусь, когда проигрываю. Но что касается отца, я никогда не видел его расстроенным или обессиленным. Он всегда считал, что делает то, что может, и настолько хорошо, как это только возможно. Он шел своим путем и отлично знал, ради кого – ради нас, его детей. Он очень пессимистично оценивал перспекти­вы страны, но не был пессимистом в душе».

То, как Говард неукоснительно следовал своим принципам – не вступая в сго­воры, оставаясь верным целям Республиканской партии и поддерживая дистан­цию по отношению к своим коллегами, – не могло не сказаться на образе жизни семьи. Лейла заботилась о налаживании связей. Для нее много значило мнение других людей. В ней также присутствовал соревновательный дух. «Почему бы тебе не быть немного гибче, – говорила она – как, например, Кен Уирри?» (имея в виду молодого сенатора от Небраски, который быстро делал карьеру). Но Говард не мог вести себя иначе. «Мы верили в него, – рассказывала Дорис. – Но нам было так тяжело видеть, как он раз за разом проигрывает». И это было еще мягко сказано. Все Баффеты восхищались мужеством Говарда и благодарили за то, что он научил их быть цельными людьми. Однако каждый из детей по-своему понимал стремле­ние к чему-то большему, и в каждом из них это стремление отчасти уравновешива­лось другими чертами характера. Не последнюю роль при этом играло и желание обрести независимость.

Положение мужа, напоминавшего одинокого волка даже в своей собственной партии, усиливало раздражение Лейлы. Недовольная жизнью в Вашингтоне, она пыталась создать в городе «миниатюрную Омаху» и проводила все свободное время с женщинами из делегации Небраски. Однако это свободное время было ограничено, так как у нее больше не было домработницы. Она чувствовала на плечах непомерную ношу. «Я отказалась от всего, чтобы выйти замуж за Говарда», – могла сказать она, присовокупляя эту жалобу к рассказам о том, чем они с Говардом пожертвовали ради благополучия своих неблагодарных детей3. Но вместо того, чтобы приучать детей по­могать ей по дому, она делала все сама, потому что «так гораздо проще». Ощущение собственного мученичества заставляло ее сердиться на детей, особенно на Дорис, у которой был свой взгляд на необходимость следовать принятым нормам.

Дорис была очень красива, однако никогда не воспринимала себя такой. Она не была уверена в том, хороша ли она для вашингтонского общества, в котором была вынуждена находиться. В то время как ее приглашали на вечеринку по случаю дня рождения Маргарет Трумэн во французское посольство и включили в реестр Бала дебютанток***, она занималась подготовкой к дебютной роли Принцессы Ак-Сар-Бен**** в спектакле вместе со своими товарищами-выпускниками в Омахе. Уоррен часто вы­смеивал ее за странные предпочтения.

Лейла, которая сама по себе была упорным борцом и уделяла значительное вни­мание внешней стороне жизни, ловила мельчайшие крупицы новостей о герцогине Виндзорской – простолюдинке, спасенной принцем4*****. Однако в отличие от герцоги­ни, которая провела остаток своих дней в собирании одной из самых впечатляющих коллекций бриллиантов в мире, амбиции и гордость Лейлы обернулись сознатель­ным презрением к хвастовству. Собственная семья представлялась ей типичной се­мьей с обложки журнала Saturday Evening Post – архетипом представителей среднего класса со Среднего Запада. Лейла порицала Дорис за стремление добиться большего веса в социальном окружении.

 


*Член Rotary International – старейшей влиятельной международной ассоциации деловых людей и ве­дущих специалистов.

 

**С 1933 года, когда США отказались от золотого стандарта, по 1947 год национальный индекс потре­бительских цен был достаточно нестабилен (его скачки могли достигать 18%). История работы Феде­ральной резервной системы в условиях инфляции достаточно коротка, поэтому не представляется возможным ни подтвердить, ни опровергнуть какую-либо из точек зрения.

*** Формальное представление молодых дам, достигших половой зрелости, высшему свету имеет много­вековую историю и сопровождается определенными ритуалами. Распространено в Великобритании, США, Австралии, а также Латинской Америке. Прим. перев.

**** Экзотическое название представляет собой слово «Небраска», прочитанное наоборот.

***** Король Эдуард VIII был вынужден отказаться от трона вследствие решения жениться на американке Уоллис Симпсон, к тому времени дважды разведенной. Прим. перев

Разумеется, Говард не входил в их число. Помимо того факта, что он был респуб­ликанцем, его идеал досуга заключался в ежевечернем чтении отчетов Конгресса США. Он никогда не посещал салун Рейберна. Тем не менее по многим другим па­раметрам он вполне подходил под стандарт конгрессмена того...
../user_files/buffett-warren-vnutrennyaya-ocenka.jpg
свою, ndash, Говард, laquo, raquo, было,
Глава: « | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 
Комментарии (0):
 
Свернуть
Загрузка...
Загрузка...
 
 
 
 
 
 
File is not found
 
Root 2014г.
Копирование материалов сайта разрешено только при наличии активной ссылки на www.fondovik.com
Top-100 блогов инвесторов, 
трейдеров и аналитиков
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru