Рейтинг@Mail.ru
 
Вверх
 
 
 
 
 
 
 
Уолл-стрит – единственное место на Земле, куда люди приезжают на "роллс-ройсах", чтобы спросить совета у людей, которые ездят на метро.
Уоррен Баффет
Финансы в цитатах
 
 
 
 
 
Базовые знания
Базовые знания > Уоррен Баффет. Биография > Внутренняя оценка [1869-1952] > Уоррен Баффет. Биография: Мисс Небраска. Нью-Йорк и Омаха: 1950-1952 годы [часть 3]
 
Оглавление
 
Уоррен Баффет. Биография (Элис Шредер)
 

Уоррен Баффет. Биография

Уоррен Баффет. Биография
 

Внутренняя оценка [1869-1952]

Статья на тему «Уоррен Баффет. Биография: Мисс Небраска. Нью-Йорк и Омаха: 1950-1952 годы [часть 3]».

Пример со старшей дочерью Томпсонов, Дороти (Дотти), может, правда, свиде­тельствовать об обратном. Согласно семейным преданиям, когда отец бывал осо­бенно недоволен поведением Дотти в первые несколько лет ее жизни, он запирал ее в кладовке9. Конечно, его можно было оправдать тем, что в то время он отчаянно пытался закончить свою докторскую диссертацию, а путавшийся под ногами ребе­нок буквально сводил его с ума.

Спустя семь лет после рождения Дотти на свет появилась их вторая дочь, Сьюзи. Считается, что Дороти Томпсон, видя, как плохо влияют на Дотти отцовские методы воспитания, сказала ему: «Это твой ребенок, а следующего я воспитаю сама».

Сьюзи с рождения много болела. У нее были и аллергии, и хронический отит. В первые три года жизни ей чуть ли не дюжину раз прокалывали барабанную пере­понку. Она также страдала от длительных приступов ревматизма, болезни застав­ляли ее сидеть дома по четыре-пять месяцев в году вплоть до второго класса. Позже она вспоминала, что, сидя дома во время очередного обострения болезни, наблюдала за тем, как ее друзья играют на улице, и мечтала к ним присоединиться*.

Пока она болела, Томпсоны постоянно утешали свою дочку, часто обнимали ее и укачивали. Отец не чаял в ней души. «Это была самая большая драгоценность в его жизни, – говорит Уоррен. – Сьюзи никогда не делала ничего плохого, в то время как Дотти все делала неправильно. Они все время критиковали ее».

На кинопленке из семейного архива видно, как сестры играют с чайным сервизом и четырехлетняя Сьюзи помыкает одиннадцатилетней Дотти10.

В конце концов, Сьюзи поправилась и перестала быть пленницей в собственной спальне. Она не стала поклонницей спорта и игр на свежем воздухе, но всегда стре­милась подружиться с людьми11: сказывался дефицит общения во время болезни.

«Когда ты чувствуешь боль, – вспоминала в дальнейшем Сьюзи, – то освобож­дение от нее становится настоящим счастьем. Жить, не чувствуя боли, просто по­трясающе. Я поняла это в очень юном возрасте, после чего стала относиться к жизни намного проще. Когда после этого ты знакомишься с людьми, то думаешь: "Господи, какие же они очаровательные"»12.

К девическим годам она поправилась, ее щеки округлились и зарумянились. Голос стал хрипловатым, обманчиво похожим на детский. Будучи подростком, она ходила в «Омаха Сентрал Хай», смешанную школу, где учились дети разных цветов кожи и вероисповеданий, что было необычным для сороковых годов. Несмотря на то, что в школе она принадлежала к «кружку избранных», одноклассники вспоминают, что она дружила со всеми13. Ее неудержимое дружелюбие и манера говорить сниска­ли ей репутацию девушки странноватой, «немного не от мира сего»14, хотя близкие друзья говорили, что ничего странного в ней не было. Сьюзи увлекалась риторикой и публичными выступлениями куда больше, чем учебой. Она была членом школьно­го дискуссионного клуба и страстной спорщицей. Именно там стало понятно, что ее политические взгляды сильно отличаются от взглядов отца. Она прекрасно играла в школьных спектаклях, пела своим мягким контральто в музыкальных постанов­ках и была украшением хора. Выступление Сьюзи в роли легкомысленной главной героини спектакля Our Hearts Were Young and Gay запомнилось учителям на дол­гие годы15. Своеобразие и обаяние Сьюзан сделали ее самой популярной девушкой школы, придворной дамой школьной королевы, первой красавицей и президентом выпускного класса.

Первым возлюбленным Сьюзи стал Джон Гилмор, тихий, безликий мальчик, кото­рого она открыто обожала. К тому моменту, когда они стали встречаться постоянно, Гилмор был выше ее почти на две головы, но, несмотря на это и свою игривую манеру держаться, она полностью контролировала его16.

Примерно в это же время она начала встречаться с умным, общительным юношей, с которым познакомилась на межшкольных дебатах. Он учился в старшей школе Томаса Джефферсона в городке Каунсил-Блафс на другом берегу Миссури. Его звали Милтон Браун, он был высоким темноволосым молодым человеком с теплой, рас­полагающей улыбкой. В школьные годы они встречались по нескольку раз в неделю17.

Несмотря на то, что ее близкие друзья знали о Милте, Гилмор по-прежнему сопро­вождал ее на вечеринках и школьных мероприятиях.

Отец Сьюзи не одобрял знакомства дочери с Брауном, сыном необразованного еврейского иммигранта из России, работавшего в компании Union Pacific. Три или четыре раза она осмеливалась привести Милтона домой, и каждый раз Док Томпсон читал ему лекции о Рузвельте и Трумэне и давал понять, что ему здесь не рады. То, что отец Сьюзи намерен ограничить ее общение с «этим евреем», не было секретом18. Как и Баффеты, Док Томпсон страдал от типичных для Омахи предубеждений. Ре­лигиозные сообщества там держались обособленно, и жизнь пары смешанного ве­роисповедания была бы в лучшем случае объектом всеобщего порицания. Но Сьюзи смело выходила за установленные обществом рамки, при этом оставаясь обычной, хотя и весьма популярной школьницей.

Сьюзи плавала в этих «враждебных водах», пока не поступила в колледж, и они с Милтом вместе устремились к свободе в Северо-Западном университете в Эвансто­не. Там она делила комнату с Берти Баффет, обе они вступили в студенческие общи­ны. Учеба давалась Берти легко, ее немедленно нарекли «Пижамной королевой» «Фи Дельты»19. Сьюзи, выбравшая основной специальностью журналистику, подогнала свое расписание под почти ежедневные встречи с Милтом.

Они вместе вступили в студенческое общество Wildcat Council и встречались в би­блиотеке после того, как он заканчивал работу. Чтобы оплачивать обучение, Милт вынужден был трудиться сразу в нескольких местах20. Сьюзи открыто встречалась с евреем, и этот нетрадиционный выбор мешал ей жить обычной студенческой жиз­нью. Члены общины запретили ей приводить Брауна на танцы, потому что он всту­пил в еврейское братство. Это покоробило Сьюзи, но из общины она не вышла21. Они с Милтом начали интересоваться дзен-буддизмом, стремясь найти религию, которая соответствовала бы их мировоззрению22.

Уоррен ничего не знал об этом и предпринял тщетную попытку провести вместе со Сьюзи День благодарения в Эванстоне, а затем на зимние каникулы приехал к ней в Омаху. К тому времени он всерьез решил добиться ее благосклонности. Сьюзи в глазах Уоррена обладала всеми качествами, которые привлекали его в женщинах. Сама она описывала себя так: «Я из тех удачливых людей, которым повезло вырасти с ощущением, что их любят безусловно, несмотря ни на что. И это самый замечатель­ный дар, который только можно себе представить»23. Но свою «безусловную» любовь она хотела подарить Милту Брауну.

 


* У многих пациентов ревматизм приводит к умеренным или серьезным осложнениям на сердце (в случае Говарда Баффета – и к более серьезным), однако, как показало будущее, Сьюзан Томпсон удалось избежать этого.

 

Пример со старшей дочерью Томпсонов, Дороти (Дотти), может, правда, свиде­тельствовать об обратном. Согласно семейным преданиям, когда отец бывал осо­бенно недоволен поведением Дотти в первые несколько лет ее жизни, он запирал ее в кладовке9. Конечно, его можно было оправдать тем, что в то...
../user_files/buffett-warren-vnutrennyaya-ocenka.jpg
Сьюзи, laquo, raquo,
Глава: « | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 
Комментарии (0):
 
Свернуть
Загрузка...
Загрузка...
 
 
 
 
 
 
File is not found
 
Root 2014г.
Копирование материалов сайта разрешено только при наличии активной ссылки на www.fondovik.com
Top-100 блогов инвесторов, 
трейдеров и аналитиков
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru