Рейтинг@Mail.ru
 
Вверх
 
 
 
 
 
 
 
Широкая диверсификация нужна, только если инвесторы не понимают, что они делают.
Уоррен Баффет
Финансы в цитатах
 
 
 
 
 
Базовые знания
Базовые знания > Уоррен Баффет. Биография > Пузырь [1999-2003] > Уоррен Баффет. Биография: Уоррен, в чем проблема? Омаха и Атланта: август-декабрь 1999 года
 
Оглавление
 
Уоррен Баффет. Биография (Элис Шредер)
 

Уоррен Баффет. Биография

Уоррен Баффет. Биография
 

Пузырь [1999-2003]

Уоррену девять лет. На дворе стоит зима. Он играет в снегу вместе со своей младшей сестрой Берти.
Уоррен ловит снежинки. Поначалу по одной. Затем хватает горсть снега, начинает лепить из него шарик. Постепенно шарик превращается в ком. Уоррен кладет его на землю и начинает катать. К комку прилипает все больше снега. Мальчик толкает снежный ком по лужайке, тот все растет и растет в размерах. Через какое-то время Уоррен достигает границы их лужайки. Остановившись на мгновение в сомнении, он возобновляет движение — и вот снежный ком катится уже по соседской земле.
Уоррен катит и катит снежный ком вперед, глядя на лежащие перед ним бескрайние просторы, пока еще усыпанные нетронутым снегом.
Статья на тему «Уоррен Баффет. Биография: Уоррен, в чем проблема? Омаха и Атланта: август-декабрь 1999 года».

Почти все состояние Баффета (точнее, около 99 процентов его 30-миллиардных акти­вов) было вложено в акции Berkshire Hathaway. На конференции в Солнечной долине он говорил о том, насколько важнее для рынка «весы» по сравнению с «машиной для го­лосования». Однако следует понимать, что именно мнение «машины для голосования» о цене его акций и определяло высоту, с которой Баффет вел свои проповеди. Люди обращали на него внимание потому, что он был богат. Предсказывая, что рынок бу­дет разочаровывать инвесторов на протяжении семнадцати лет*, он вставал на край обрыва и прекрасно понимал это. Если бы Уоррен ошибся, то не просто превратился бы в посмешище для тех, кто слышал его в Солнечной долине — он бы в значитель­ной степени утратил свои позиции в рейтинге самых богатых людей мира. А место в этом рейтинге было для Баффета крайне важным.

В течение всей второй половины 1990-х годов цены на акции BRK (аббревиатура Berkshire Hathaway, принятая на фондовом рынке) росли значительно быстрее, чем рынок в целом, и в июне 1998 года достигли своего пика на уровне 80 900 долларов за акцию. Для американской экономики была нестандартной ситуация, когда за цену одной акции можно было купить небольшую квартиру. Для Баффета цена акций на рынке была простым способом измерения своего успеха. Она стабильно росла с того момента, как он купил BRK — по цене 7,50 доллара за акцию. Несмотря на то, что в конце 1990-х годов рынок шатался то в одну, то в другую сторону, инвестор, купивший и державший акции BRK, находился в неплохом положении**.

Ежегодный прирост цены акций, %


1993
1994
1995
1996
1997
1998
BRK
39
25
57
6
35
52
S&P
10
1
38
23
33
29

Но теперь Баффет обнаружил себя стоящим на тонущей платформе из акций, ко­торые не нравились рынку. Ему оставалось только наблюдать за тем, как растет ры­нок акций Т&Т (технологических и телекоммуникационных компаний). К августу 1999 года цена акции BRK упала до 65 000 долларов. Сколько денег хотел бы запла­тить кто-то за акции крупной и устойчивой компании, обеспечивавшей ежегодную прибыль в размере 400 миллионов долларов? А сколько рынок был готов платить за акции небольшой и новой компании, терявшей деньги в текущем периоде?

Компания Toys "R" Us зарабатывала прибыль на уровне 400 миллионов долларов в год при объеме продаж в 11 миллиардов.

Компания eToys ежегодно теряла по 123 миллиона долларов при продажах на уров­не 100 миллионов.

Рыночная «машина для голосования» полагала, что eToys стоит 4,9 миллиарда дол­ларов, a Toys "R" Us — на миллиард меньше. Рынок считал, что eToys сможет сокру­шить Toys "R" Us благодаря продажам через Интернет1.

Единственная тень сомнения, окутывавшая рынок, была связана с календарем. Экс­перты предсказывали, что вечером 31 декабря 1999 года разразится катастрофа, так как компьютеры во всем мире не были запрограммированы на правильную работу с датами, год в которых начинался с цифры 2. Федеральная резервная система США в панике начала быстро наращивать объем денежной массы, чтобы предотвратить де­фицит наличности в случае, если бы все банкоматы страны в один момент отключи­лись. По этой причине вскоре после конференции в Солнечной долине рынок устре­мился вверх, как фейерверк в День независимости. Если бы вы в январе вложили один доллар в индекс NASDAQ, сформированный в основном на основе стоимости акций технологических компаний, то после взлета рынка доллар превратился бы в доллар с четвертью. Аналогичная сумма, вложенная в акции BRK, превратилась бы в 80 цен­тов. К декабрю показатель индекса Dow Jones Industrial Average подскочил на 25 процен­тов. А показатель NASDAQ*** проскочил отметку в 4000 пунктов и вырос на невероятные 86 процентов. Цена акции BRK упала до 56 100 долларов. Всего за несколько месяцев BRK потеряла почти весь прирост, достигнутый, за предыдущие пять лет.

В течение почти всего года любимым занятием финансовых гуру было рассужде­ние о том, что Баффет превратился в символ прошлого и его время ушло. Перед на­ступлением нового тысячелетия авторитетный для Уолл-стрит еженедельник Barron"s поместил изображение Баффета на обложку и сопроводил его текстом «Уоррен, в чем проблема?». В статье говорилось о том, что позиции компании Berkshire «сильно по­шатнулись». Баффет столкнулся с невиданной ранее волной негативных отзывов о сво­ем бизнесе. И ему оставалось лишь повторять: «Я знаю, что все изменится, но не знаю, когда именно»2. Его напряженные нервы требовали, чтобы он дал отпор своим оппо­нентам. Но Баффет ничего не предпринимал. Он хранил молчание.

Ближе к концу 1999 года многие из значимых для Баффета инвесторов, следовавших его стилю инвестирования, либо закрыли свой бизнес, либо сдались и начали скупать ак­ции технологических компаний. Баффет этого не сделал. От колебаний его удерживало то, что он называл своей Внутренней Оценкой (Inner Scorecard) — убеждение в правильности принятых им финансовых решений, которое подпитывало его с незапамятных времен.

«Я представляю себе, что лежу на спине в Сикстинской капелле и расписываю ее купол. Мне нравится, когда люди говорят: "Как красиво!" Но если кто-то посоветует: "Почему бы тебе не взять вместо голубой красную краску?" — я отвечу: "До свидания!" Это мое творение. И мне неважно, за что они его выдают. Моя работа никогда не будет завершена. И пожалуй, это самое прекрасное в ней3.

Основная причина, по которой люди ведут себя тем или иным образом, связана с тем, используют ли они Внутреннюю или Внешнюю Оценку. Если ты можешь быть удовлет­ворен своей жизнью, используя Внутреннюю Оценку, это прекрасно. Я всегда смотрю на вещи следующим образом. Я говорю: "Кем бы вы хотели быть? Хотели бы вы быть луч­шим в мире любовником, несмотря на то что все вокруг убеждены в том, что вы худший любовник в мире? Или же наоборот — вы предпочли бы быть худшим в мире любовни­ком , а в глазах окружающих выглядеть лучшим?" Это интересный вопрос.

А вот вам еще один "крючок". Если бы ваши результаты не были видны миру, то пред­почли бы вы, чтобы о вас думали как о лучшем в мире инвесторе, в то время как ваши по­казатели хуже, чем у любого другого инвестора? Либо вы предпочтете, чтобы о вас думали как о худшем в мире инвесторе, в то время как вы зарабатываете больше всех остальных?

В самом раннем возрасте дети получают один очень важный урок, когда обращают внимание на то, что важно для их родителей. Если родители уделяют слишком много внимания тому, чтобы вы соответствовали ожиданиям окружающего вас мира, то в конце концов вы останетесь с Внешней Оценкой. Мой собственный отец совершен­но не был таким: он был на сто процентов человеком с Внутренней Оценкой.

Он был настоящей белой вороной. Но не только потому, что ему нравилось так жить. Просто он не обращал внимания на то, что думают другие. Мой отец научил меня, как следует прожить свою жизнь. Я никогда не встречал другого такого человека».

 


* Баффет ожидал ежегодного шестипроцентного роста рынка, однако с учетом отсутствия роста в предыдущие годы математически мог предположить, что он выше. Поэтому шестипроцентный рост был своего рода безопасным минимумом.

**На основании расчетов индекса Standard & Poor"s Industrial Average — одного из самых распростра­ненных индексов оценки общего состояния рынка. В расчет индекса S&P включаются реинвестиро­ванные дивиденды. Berkshire не выплачивает дивидендов. Все цифры округлены

***Сокращение от National Association of Securities Dealers Automated Quotation. Прим. nepeв.

Почти все состояние Баффета (точнее, около 99 процентов его 30-миллиардных акти­вов) было вложено в акции Berkshire Hathaway. На конференции в Солнечной долине он говорил о том, насколько важнее для рынка «весы» по сравнению с «машиной для го­лосования». Однако...
../user_files/Warren-Buffett.jpg
Ежегодный прирост цены акций %,1993,1994,1995,1996,1997,1998,BRK,39,25,57,6,35,52,S&P,10,1,38,23,33,29,
пред, акции, Баффет, свои, доллар,
Глава: « | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 
Комментарии (0):
 
Свернуть
Загрузка...
Загрузка...
 
 
 
 
 
 
File is not found
 
Root 2014г.
Копирование материалов сайта разрешено только при наличии активной ссылки на www.fondovik.com
Top-100 блогов инвесторов, 
трейдеров и аналитиков
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru