Рейтинг@Mail.ru
 
Вверх
 
 
 
 
 
 
 
Богатство главным образом зависит от двух вещей: от трудолюбия и умеренности, иначе говоря — не теряй ни времени, ни денег, и используй и то и другое наилучшим образом.
Бенджамин Франклин
Финансы в цитатах
 
 
 
 
 
Базовые знания
Базовые знания > Уоррен Баффет. Биография > Песня Сьюзи [1970-1973] > Уоррен Баффет. Биография: Охотник за новостями. Вашингтон: 1973 год [часть 4]
 
Оглавление
 
Уоррен Баффет. Биография (Элис Шредер)
 

Уоррен Баффет. Биография

Уоррен Баффет. Биография
 

Песня Сьюзи [1970-1973]

Статья на тему «Уоррен Баффет. Биография: Охотник за новостями. Вашингтон: 1973 год [часть 4]».

Идеальный бизнес позволил бы ему делать все сразу: проповедовать, играть в поли­цейского и сидеть за кассовым аппаратом. И этим идеальным бизнесом было издатель­ское дело. Именно поэтому ему было недостаточно одной Sun, он хотел большего.

Однако все их с Мангером попытки купить основные городские газеты с треском провалились. Но теперь появилась Кэтрин Грэхем, не уверенная в своем собственном бизнесе, легко подпадающая под влияние людей, которые ее окружали, в вечном поис­ке спасательного круга. И все же, несмотря на ее неуверенность и уязвимость, тот факт, что она была у руля Washington Post, позволил ей стать одной из самых влиятельных женщин в Западном полушарии. А Баффета всегда тянуло к влиятельным людям.

Грэхем боялась его. Она поинтересовалась у Джорджа Гиллеспи, был ли Баффет за­мечен в каких-либо махинациях. Она не могла позволить себе сделать ошибку. В те­чение нескольких лет правительство Никсона вело решительную войну с целью дис­кредитации Post. Комитет Сената по уотергейтскому делу проводил слушания. Вудворд и Бернштейн раскопали «черный список» Никсона. Ряд недавно обнаруженных записей бросал тень на президента, отказывавшегося предоставить информацию, ко­торой от него требовали и которая могла пролить свет на то, что же произошло на са­мом деле, и тех, кто был в этом замешан. Грэхем каждый день работала над уотергейт­ской историей. В некотором смысле она поставила на карту всю судьбу Post.

Очень большим авторитетом для нее был искренне верующий, чрезвычайно респек­табельный Гиллеспи. Он работал на семью Грэхем с тех пор, как в возрасте двадцати восьми лет, будучи штатным адвокатом в Cravath, Swaine & Moore, составил завещание Юджина Мейера, засвидетельствовав подпись умирающего старика. «Он собирается забрать у меня Washington Post», – запаниковала Грэхем, имея в виду Баффета. «Кей, он не сможет ее забрать, – сказал Гиллеспи. – Успокойся. Это невозможно. Неважно, сколько акций класса Б он купит. У него все равно не будет прав. Все, что он сможет сделать, – это стать членом правления, и то при условии, что у него будет нужный про­цент акций». Гиллеспи позвонил директору San Jose Water Works и убедился в том, что у Баффета не было никакой инсайдерской информации. Он сильно рисковал, противо­реча Андре Мейеру, с учетом положения и связей последнего. Он посоветовал Грэхем лично поговорить с Баффетом20. Дрожа от страха, Грэхем продиктовала письмо Баффету, в котором предложила встретиться где-нибудь в Калифорнии, куда она поедет по делам в конце лета. Он сразу же согласился. Приехав в офис, предоставленный Los Angeles Times, информационным партнером Post на Западном побережье, Кей выгля­дела точно так же, как и два года назад: безупречное, сшитое на заказ платье спортив­ного покроя, залакированная прическа в стиле паж, скромная улыбка. По ее словам, когда она увидела Баффета, то «очень удивилась его внешнему виду».

«Самым большим благословением и самым большим проклятием в жизни моей ма­тери, – говорил ее сын Дон, – были очень высокие стандарты во всем, что касалось вкуса. Она вращалась среди чрезвычайно напыщенных людей. Она считала, что оде­ваться, есть, жить можно только так, и никак иначе, а общаться – только с опреде­ленным кругом. Уоррен нарушил все ее стандарты, но ему до этого не было никакого дела»21. В костюме, будто надетом с чужого плеча, с ежиком на голове, «он не был похож ни на кого с Уолл-стрит и совершенно отличался от того образа бизнесмена, к которому я привыкла», писала Грэхем позже. «Он скорее производил впечатление не очень обра­зованного провинциала со Среднего Запада, обладающего при этом необычной комби­нацией качеств, которая привлекала меня всю жизнь, – ум и юмор. Он понравился мне с самого начала»22. Но тогда она этого, конечно, не показала. Вместо этого она подошла к нему, дрожа внутри от страха, не уверенная ни в нем, ни в самой себе.

«На нашей первой встрече Кей была напугана и подозрительна. Я ее напугал и за­интриговал одновременно. Но что можно точно сказать о Кей, так это то, что она не обладала лицом игрока в покер».

Баффет понял, что Грэхем ничего не знает о бизнесе и финансах и считает, что правление и менеджеры намного лучше справились бы с руководством газетой, не­смотря на ее собственный десятилетний опыт управления. Он сказал ей, что, по его мнению, на Уолл-стрит и не подозревают об истинной ценности Post. После этих слов Грэхем немного расслабилась. В высокопарных выражениях она предложила ему встретиться в Вашингтоне через несколько недель.

Идеальный бизнес позволил бы ему делать все сразу: проповедовать, играть в поли­цейского и сидеть за кассовым аппаратом. И этим идеальным бизнесом было издатель­ское дело. Именно поэтому ему было недостаточно одной Sun, он хотел большего. Однако все их с Мангером попытки купить основные...
Грэхем, ndash, raquo, laquo, Баффет, было, дело, Баффета, Post,
Глава: « | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 
Комментарии (0):
 
Свернуть
Загрузка...
Загрузка...
 
 
 
 
 
 
File is not found
 
Root 2014г.
Копирование материалов сайта разрешено только при наличии активной ссылки на www.fondovik.com
Top-100 блогов инвесторов, 
трейдеров и аналитиков
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru