Рейтинг@Mail.ru
 
Вверх
 
 
 
 
 
 
 
Уолл-стрит – единственное место на Земле, куда люди приезжают на "роллс-ройсах", чтобы спросить совета у людей, которые ездят на метро.
Уоррен Баффет
Финансы в цитатах
 
 
 
 
 
Базовые знания
Базовые знания > Уоррен Баффет. Биография > Оплата по счетам [1998-2002] > Уоррен Баффет. Биография: Точка с запятой. Омаха: январь–август 2000 года [часть 4]
 
Оглавление
 
Уоррен Баффет. Биография (Элис Шредер)
 

Уоррен Баффет. Биография

Уоррен Баффет. Биография
 

Оплата по счетам [1998-2002]

Статья на тему «Уоррен Баффет. Биография: Точка с запятой. Омаха: январь–август 2000 года [часть 4]».

На несколько дней в конце апреля Омаха наполнялась людьми, аэропорт стано­вился более оживленным, и сначала ручеек, а потом и целый поток людей вливался в гостиницы, занимал столики на верандах кафе и ресторанов. В фирмах, занимаю­щихся прокатом автомобилей, заканчивались машины. Бар в Marriott Regency был забит инсайдерами, собравшимися на деловые встречи. Люди с удостоверениями акционеров Berkshire Hathaway прогуливались по Омахе, напоминая самим себе чле­нов тайного общества. Телефон в офисе Баффета не умолкал ни на минуту, журнали­сты просили об аккредитации, гости – разрешения привести своих гостей на самое изысканное мероприятие года – воскресный бранч у Уоррена Баффета. Едва ли не бесконечное терпение Дебби Босанек, секретарши Баффета, заканчивалось, когда ее нахально просили о невозможном, – и она отказывала просителям.

В пятницу Баффет обходил публичные мероприятия и частные вечеринки. Не­которые из его последователей наряжались в гигантские желтые поролоновые ков­бойские шляпы, как члены какой-то секты, общались с давнишними акционерами и крупными финансовыми менеджерами на коктейле в Borsheim"s, где жители Омахи присоединялись к заезжим акционерам и наслаждались бесплатной едой и выпив­кой. Мероприятие организовала Сьюзан Жак из Borsheim"s, а Баффет поддерживал его, так как подобные мероприятия помогали в поиске новых клиентов (несмотря на подозрения Баффета, что там присутствует и множество нахлебников).

Собрание акционеров проходило в помещении Civic Auditorium. Помимо самих ак­ционеров там были еще тысячи людей: обслуживающий персонал, торговцы магазинов и добровольные помощники. Огромные площади занимали выставки, цветы, экспози­ции; горы сэндвичей с индейкой, хот-догов и кока-колы; презентации брендов, охрана, пресса, звук, видео, свет, частные вечеринки для продавцов и помощников. Всем этим великолепием дирижировал один человек – Келли Мачмор, которую Баффет называл «Фло Зигфилд»* от Berkshire Hathaway. У Келли не было даже секретаря. Формально она сама была секретарем. Баффет с гордостью говорил, что потребуется четыре человека, чтобы заменить одну Келли. Одним из побочных эффектов подобной похвалы было то, что люди начинали задумываться, не платят ли им четверть того, что они стоят на самом деле**. Впрочем, Баффет давно приноровился платить людям скорее похвалой, чем наличными. Те, кто сидел ближе всех к «солнцу» – Мачмор, Босанек и секретарша Деб Рей, – были наиболее «карнегизированными» сотрудниками: каждый акционер только и слышал, какие они замечательные. «Карнегизирование» работало своего рода защитой от закона термодинамики Рикерсхаузера. Они бросались на амбразуры, со­храняя уединение босса в его уютном коконе в конце коридора. В течение нескольких недель перед собранием они работали в два раза интенсивнее. В день собрания Деб и Дебби занимались наиболее привилегированными гостями и прессой, а Мачмор бе­гала по зданию и раздавала указания по рации.

К четырем часам утра субботы несколько сот человек с ламинированными пропу­сками на шее стояли возле Civic Auditorium в ожидании, когда откроются двери. Тремя часами позже эти люди мчались мимо охранников, проверяющих пропуска, стремясь занять лучшие места. Повесив пиджаки и свитера на спинки стульев, чтобы занять ме­ста, они пробирались обратно к стойкам, чтобы бесплатно позавтракать сладкими слой­ками, соком и кофе. К восьми утра стало понятно, что приходить до рассвета не имело смысла. Половина мест пустовала. Полчаса спустя в аудитории сидело девять тысяч че­ловек12. В то время как большинство СЕО остались бы в восторге (или в ужасе) от такого количества посетителей, цифра была ничтожна по сравнению с пятнадцатью тысячами, приехавшими в прошлом году. Количество зрителей уменьшилось на 40 процентов.

Точно по расписанию в аудитории погас свет и начался традиционный фильм, предваряющий собрание и с каждым годом становящийся все длиннее. Он начинал­ся с мультфильма, где Уоррен был супергероем, Чарли – его помощником и вместе они рекламировали продукты Berkshire. Затем судья Джуди*** была призвана рассудить Баффета и Билла Гейтса, поспоривших на два доллара. Следом шли смешные ролики, реклама Berkshire, и в конце Сьюзи Баффет пела чуть измененную версию гимна Coca- Cola: «Что этому миру нужно, так это Berkshire Hathaway».

Около половины десятого Баффет и Мангер вышли на сцену в костюмах и галсту­ках и осмотрели притихшую армию преданных последователей, одетых во все под­ряд, от деловой одежды до шорт. В зрительном зале болтались желтые поролоновые ковбойские шляпы. После пятиминутного совещания зрители, как обычно, начали задавать вопросы. Акционеры выстроились перед микрофонами, расположенными по периметру аудитории, и начали интересоваться, как следует оценивать вклады. Кто-то спросил об инвестициях в технологии, и Баффет ответил, что не хочет об этом говорить. «Каждый раз, когда спекуляция достигает предела, в конце концов все воз­вращается на круги своя». Он сравнил рынок с «письмами счастья» и финансовой пирамидой Понци****. «Инвесторы могут чувствовать себя богаче, но на самом деле это не так». Пауза. «Чарли?»

Мангер открыл рот, и публика насторожилась. Часто Мангер просто говорил: «Мне нечего добавить», но каждый раз, когда Баффет передавал ему микрофон, пу­блика чувствовала напряжение, как будто она смотрела на укротителя с хлыстом перед тумбами, на которых скалят зубы львы.

«Мы говорим "чертов излишек", – сказал Мангер, – потому что от него случают­ся чертовы последствия. Это нерационально. Если смешать дерьмо с изюмом, оно все равно остается дерьмом».

Зрители открыли рты от удивления. Он сказал «дерьмо»? Чарли только что срав­нил акции интернет-компаний с фекалиями в присутствии прессы и детей, пришед­ших на собрание с родителями? Он сказал «дерьмо»! Потребовалось некоторое вре­мя, чтобы собрание вернулось к своему нормальному ритму.

Кто-то задал вечный «серебряный» вопрос. Тогда же люди начали перемещаться в подвалы, где продавали туфли, ножи Ginsu и сладости от Sees Candies. Ежегодный вопрос о серебряных активах Баффета стал утомительным ритуалом. В 1997 году Баффет объявил, что приобрел почти треть мирового запаса серебра. Вместо того чтобы вспомнить о марках «Голубой орел», поклонники металла впали в неистов­ство – Оракулу нравится их ниша13! Этой сделке уделили больше внимания, чем лю­бой другой в истории Berkshire. Баффет не был фанатом металла, он следил за рын­ком, спросом и предложением, не спекулировал им и не использовал, чтобы уберечь себя от инфляции. Он считал, что акции компаний, способных поднимать цены, за­щитят его куда лучше, несмотря на то что инфляция и пожирала их прибыль. Он ку­пил серебро, потому что посчитал его хорошим вложением денег. Но на самом деле он представлял себя в потайном банковском хранилище в Лондоне – улыбающимся и пересчитывающим блестящие слитки14. В ответ на «серебряный» вопрос Баффет и Мангер слегка закатили глаза; Баффет ответил весьма вежливо, что владеть сере­бром оказалось довольно скучной затеей. Хотя и не упомянул, что визит в хранили­ще мог бы разнообразить ситуацию.

 


* Фло (Флоренс) Зигфилд – американский импресарио, автор ряда театральных ревю и мюзиклов.

 

** Распространенная корпоративная шутка в стенах Berkshire Hathaway.

*** Джудит Шейдлин, американский адвокат, судья и телеведущая, автор собственного телешоу «Судья Джуди».

**** Первая финансовая пирамида в США, созданная выходцем из Италии Карло Понци. Основа схемы большинства нынешних финансовых пирамид.

На несколько дней в конце апреля Омаха наполнялась людьми, аэропорт стано­вился более оживленным, и сначала ручеек, а потом и целый поток людей вливался в гостиницы, занимал столики на верандах кафе и ресторанов. В фирмах, занимаю­щихся прокатом автомобилей, заканчивались машины. Бар в...
Баффет, laquo, raquo, ndash,
Глава: « | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 
Комментарии (0):
 
Свернуть
Загрузка...
Загрузка...
 
 
 
 
 
 
File is not found
 
Root 2014г.
Копирование материалов сайта разрешено только при наличии активной ссылки на www.fondovik.com
Top-100 блогов инвесторов, 
трейдеров и аналитиков
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru