Рейтинг@Mail.ru
 
Вверх
 
 
 
 
 
 
 
Время - это друг отличного бизнеса и враг для посредственного.
Уоррен Баффет
Финансы в цитатах
 
 
 
 
 
Базовые знания
Базовые знания > Уоррен Баффет. Биография > Король Уолл-стрит [1987-1991] > Уоррен Баффет. Биография: Сосание пальца и его худосочные результаты. Нью-Йорк: 1991 год [часть 15]
 
Оглавление
 
Уоррен Баффет. Биография (Элис Шредер)
 

Уоррен Баффет. Биография

Уоррен Баффет. Биография
 

Король Уолл-стрит [1987-1991]

Статья на тему «Уоррен Баффет. Биография: Сосание пальца и его худосочные результаты. Нью-Йорк: 1991 год [часть 15]».

В восемь часов утра в субботу, 17 августа, он прибыл в офис Wachtell, Lipton, где его глазам предстала достаточно сюрреалистическая сцена. Гутфрейнда на встрече не было. Несмотря на неблагоприятные погодные условия, он решил улететь в свой дом в Нантакете, где его ждала жена Сьюзан. Все руководители подразделений – потенци­альные кандидаты на позицию СЕО – уже собрались перед залом, в котором должны были проводиться собеседования. Лишь немногие из них могли или хотели заняться этой работой, но Баффет должен был поговорить с каждым из них. Тем временем пара «крайне толковых» и жестких юристов из компании Munger, Tolles – Ларри Педовиц и Аллен Мартин проводили «великолепную презентацию о результатах своего рассле­дования» для Баффета и Мангера, который специально прилетел в город для участия в собрании. Впервые, к своему немалому гневу, они узнали, что Министерство финан­сов уже занималось к тому моменту расследованием прежних сделок Мозера61.

После этого Баффету предстояло произвести самое важное назначение в своей жизни – он должен был решить, кто возглавит компанию. Допустив ошибку, он уже не смог бы исправить ее в будущем. Перед началом серии 15-минутных интервью он сказал собравшимся: «J. М. не вернется в компанию»62.

После этого он приступил к индивидуальным собеседованиям с кандидатами. Он задавал им один и тот же вопрос: кто должен быть следующим СЕО в Salomon?

«Мне предстоит пройти с этим человеком огонь и воду, поэтому я должен принять правильное решение. Вопрос ставился так: кто обладает всеми качествами настоящего лидера компании и при этом не заставит меня ни на секунду беспокоиться о том, что происходит в компании, и не приведут ли очередные шаги к росту напряжения или даже вышвыривания нас из бизнеса? И пока я разговаривал со всеми этими людьми, у меня в голове постоянно крутился один и тот же вопрос. Такие вопросы задаешь себе, когда думаешь о том, кто станет твоим душеприказчиком по завещанию или достоин ли чело­век того, чтобы жениться на твоей дочери, и тому подобное. Я хотел найти человека, спо­собного принимать решения о том, что должно дойти до меня, а что может быть решено без моего участия. Мне нужен был человек, способный сообщать мне плохие вести – ведь хорошие вести в бизнесе становятся известны сами собой. Я хотел слушать плохие новости сразу же, потому что это давало нам возможность что-то предпринять. Я хотел назначить на должность человека с этическими принципами, который не сможет шанта­жировать меня с пистолетом у виска, зная, что я не смогу его уволить»63.

Почти все кандидаты называли имя Дерика Мохана, который тремя неделями ранее вернулся из Азии, где управлял деятельностью Salomon в регионе*. Сорокатрехлетний Мохан в тот момент возглавлял группу, занимавшуюся вопросами инвестиционного банковского обслуживания. Он не был трейдером и не был американцем – Мохан имел британское подданство. Он ничуть не был похож на Мозера или других трей­деров из Salomon. Казалось, что он обладает достаточными этическими принципами и при этом – здравым смыслом. Благодаря книге «Покер лжецов» у общественности сложилось мнение о Salomon как о компании людей, питающихся на завтрак чизбур­герами с луком и постоянно глазеющих на стиптизерш на экранах своих компьюте­ров64. Salomon была фирмой, в которой, по словам Льюиса, вице-председатель напо­минал предводителя гороховых шутов65. В противовес этому образу Мохан казался исполненным достоинства безукоризненным английским джентльменом. Так как он провел последние несколько лет в Токио, шансы на то, что он мог быть хоть как-то связан со скандалом, были минимальны.

Пожалуй, самым ценным из всех достоинств Мохана была нетерпимость к престу­плениям. Внутри Salomon, страны «длинных ножей», практически у всех остальных кандидатов имелись враги. Мохан же выглядел на этом фоне огромным знаком вопро­са. Чем-то он напоминал чернокожего парня в фильме Putney Swope, которого изби­рают на пост СЕО рекламного агентства после того, как прежний СЕО умер во время заседания правления. Все остальные руководители агентства пытались лишить друг друга шансов на получение этой должности, поэтому голосовали за Патни Своупа, ко­торый в итоге получил подавляющее большинство голосов*. Мохана уважали, но ни­кто не мог бы сказать, что знает его достаточно хорошо. Как сказал один из руководи­телей подразделений, все проголосовали за Мохана, потому что считали, что «лучше выбрать кого-то, кого вы не знаете, чем кого-то, кто точно не подходит на эту роль».

В фильме Патни Своуп благоразумно проголосовал сам за себя. В реальности, ког­да Баффет спросил Мохана, кто должен управлять деятельностью Salomon, тот от­ветил: «Боюсь, что в итоге вы услышите мое имя», а затем добавил, что будет верно служить любому человеку, которого выберет Баффет66.

Баффета привлекли в Мохане еще две вещи. Он не попросил у него защиты на случай, если против него как руководителя компании будут поданы иски. Кроме того, Баффет (не любивший платить людям, но ненавидевший это признавать) был впечатлен тем, что Мохан не спросил у него, сколько будет получать человек на должности СЕО.

Мохан и два других кандидата должны были прийти в офис компании на следую­щий день и принять участие в заседании правления. В тот же день Баффет вернулся на такси в квартиру Грэхем в UN Plaza, где встретился с арбитражерами, готовыми «страстно и логично» обсудить с ним последствия ухода Мэриуэзера. Баффет знал, что с уходом J. M. возникал немалый риск, что арбитражеры рано или поздно последу­ют за ним67. Без Мэриуэзера иссяк бы основной источник прибыли Salomon. Соответ­ственно инвестиция Баффета в Salomon стала бы стоить значительно меньше. Затем прибыл и сам Мэриуэзер, трясущийся от напряжения. Он не хотел подавать в отставку и затеял длинный разговор с Баффетом. Баффет начал колебаться. Он обратил внима­ние на то, как прямо и решительно Мэриуэзер сообщил о возникшей проблеме.

«Слушая его, я пришел к мысли, что не хочу настаивать на его увольнении. На тот момент я знал, что, услышав о неблаговидном поведении своего подчиненного, он направился прямо к своим начальникам и сообщил об этом. Мне казалось, что даль­нейшие действия в такой ситуации были обязанностью его руководителей и совет­ников компании. Однако в тот момент никто не выступил с предложением о том, что правление компании также должно уйти в отставку».

 


* Единственным исключением оказался Стэнли Шопкорн, возглавлявший отдел капитальных инвести­ций и считавший, по воспоминаниям других, что вполне достоин получить эту работу.

 

** Своуп уволил их всех и превратил фирму в радикальное агентство под названием «Истина и Душа», обслуживавшее интересы радикальных организаций чернокожего населения.

В восемь часов утра в субботу, 17 августа, он прибыл в офис Wachtell, Lipton, где его глазам предстала достаточно сюрреалистическая сцена. Гутфрейнда на встрече не было. Несмотря на неблагоприятные погодные условия, он решил улететь в свой дом в Нантакете, где его ждала жена Сьюзан. Все...
Баффет, Мохана, должны, laquo, raquo, компании, этой, Salomon, свой, чело, ndash, пост, зная, было,
Глава: « | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 
Комментарии (0):
 
Свернуть
Загрузка...
Загрузка...
 
 
 
 
 
 
File is not found
 
Root 2014г.
Копирование материалов сайта разрешено только при наличии активной ссылки на www.fondovik.com
Top-100 блогов инвесторов, 
трейдеров и аналитиков
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru