Рейтинг@Mail.ru
 
Вверх
 
 
 
 
 
 
 
Уолл-стрит – единственное место на Земле, куда люди приезжают на "роллс-ройсах", чтобы спросить совета у людей, которые ездят на метро.
Уоррен Баффет
Финансы в цитатах
 
 
 
 
 
Базовые знания
Базовые знания > Уоррен Баффет. Биография > Гонки [1952-1969] > Уоррен Баффет. Биография: Стог золотого сена. Омаха и Калифорния: 1963-1964 годы [часть 8]
 
Оглавление
 
Уоррен Баффет. Биография (Элис Шредер)
 

Уоррен Баффет. Биография

Уоррен Баффет. Биография
 

Гонки [1952-1969]

Статья на тему «Уоррен Баффет. Биография: Стог золотого сена. Омаха и Калифорния: 1963-1964 годы [часть 8]».

За те несколько месяцев, пока Баффет изучал дела American Express, здоровье его отца резко пошатнулось. Несмотря на целый ряд хирургических операций, раковая опухоль Говарда дала метастазы во всем теле. В начале 1964 года Уоррен стал факти­ческим главой семьи. Он настоял на том, чтобы Говард исключил его из завещания и увеличил вместо этого доли Дорис и Берти. Эта сумма – 180 000 долларов – пред­ставляла собой незначительную часть его со Сьюзи семейного состояния. Он пола­гал, что для него не имеет смысла участвовать в ее дележе, в то время как ему не­сложно самому зарабатывать деньги. Он создал отдельный трастовый фонд для де­тей – с его помощью Говард мог бы оставить им в наследство ферму, которую ранее купил на случай, если доллар внезапно обесценится (на ней могли бы поселиться все Баффеты). Уоррен должен был выступать в роли попечителя этих фондов. Согласно предыдущей версии завещания Говарда, его должны были похоронить в обычном де­ревянном гробу с минимальными затратами на похороны. Семья убедила его вычер­кнуть эту часть38. Уоррену предстояло пройти еще одно сложнейшее испытание – он должен был признаться отцу, что в душе больше не поддерживает Республиканскую партию39. Проблема, по словам Уоррена, была связана с гражданскими правами40. Как ни удивительно, он не мог внести изменения в свою регистрацию для голосова­ния до тех пор, пока Говард был жив*.

«Я просто не мог сказать это ему в лицо. В сущности, если бы он прожил дольше, эта неразрешенная проблема значительно осложнила мою жизнь. Я не решился бы открыто выступить со своими политическими взглядами против отца. Я представ­ляю, как активно его друзья принялись бы судачить, почему вдруг Уоррен начал ве­сти себя подобным образом. Я просто не мог заставить себя это сделать».

- И хотя члены семьи не обсуждали приближающуюся смерть Говарда41, Сьюзи взя­ла на себя большую часть обязанностей по уходу за своей свекровью Лейлой. Она также делала все возможное, чтобы и дети каким-то образом разделяли боль всей семьи. Она попросила их встать напротив окна больничной палаты Говарда с плака­том «Мы любим тебя, дедушка!». Десятилетняя Сьюзи и девятилетний Хоуи отлично понимали, что происходит. Пятилетний Питер этого не понимал, но знал, что де­душка болеет, и чувствовал, что эта болезнь очень серьезна. Сьюзи также сделала все возможное для того, чтобы Уоррен, которому было тяжело сталкиваться с болезнями в любом виде, регулярно приходил в больницу повидаться с отцом.

Чем хуже становилось Говарду, тем больше внимания Уоррен уделял American Express. В этот период в его распоряжении было больше денег, чем когда-либо за всю историю его партнерств. Огромная прибыль за 1963 год означала, что на 1 января 1964 года дополнительные доходы составили пять миллионов долларов, а накопленная прибыль, связанная с ростом курсов акций, за предыдущий год достигла трех мил­лионов. Выросла и его доля – теперь он стоил 1,8 миллиона долларов. Капитал BPL на начало 1964 года составил чуть меньше 17,5 миллиона. За неделю до смерти Говарда Уоррен приступил к активным покупкам акций American Express. Он делал это быстро и без устали, пытаясь получить максимум акций по минимальной цене. Всего пять лет назад ему приходилось рыть землю носом, чтобы наскрести несколько десятков ты­сяч для сделки с National American. Никогда еще ему не доводилось инвестировать так много денег, да еще с такой скоростью.

В течение последних дней жизни Говарда Сьюзи была с ним почти все время. Она боялась боли и понимала, как больно ее свекру. С другой стороны, она не боя­лась смерти и имела достаточно сил сидеть рядом с Говардом даже тогда, когда все остальные считали это невыносимым. Ее талант утешать отчаявшихся оказался как раз кстати, и опустошенная Лейла с готовностью приняла ее помощь. «Многие люди пытались избежать боли, но для меня сопереживание было совершенно естествен­ным, – говорила Сьюзи. – Для меня было прекрасным опытом почувствовать фи­зическую и эмоциональную близость к человеку, которого я искренне любила. Я от­лично представляла, что ему нужно, в каждый момент. Я понимала, когда он хотел повернуть голову или приложить ко лбу кусочек льда. Я чувствовала это. Я очень его любила. Он подарил мне самое важное – я смогла испытать новое ощущение и по­нять всю его глубину»42.

Однажды вечером Сьюзи-младшая, Хоуи и Питер сидели за кухонным столом. В кухню вошел их отец, расстроенный больше, чем им когда-либо приходилось ви­деть. «Я еду домой к бабушке», – сказал он. – «Почему? – спросили они. – Разве ты не поедешь в больницу?» – «Дедушка сегодня умер», – сказал Уоррен и вышел за дверь, не проронив больше ни слова.

«Я думала, что мы больше не будем обсуждать смерть дедушки, – вспоминает Сьюзи-младшая. – Эта тема была столь важна для всех нас, что ее обсуждение могло бы оказаться чересчур болезненным». Сьюзи-старшая выступила представителем се­мьи в совещании, посвященном планированию похорон. Уоррен сидел дома, погру­женный в молчание. Лейла была растеряна, но постоянно говорила о том, что рано или поздно вновь встретится с мужем на небесах. Сьюзи пыталась растормошить Уоррена, заставить его рассказать о своих чувствах, связанных со смертью отца. Но он буквально не мог думать об этом и пытался заполнить свою жизнь любыми другими заботами. Ни на минуту не отказавшись от своих принципов финансово­го консерватизма, он спорил со Сьюзи, которая (по его мнению) хотела потратить на гроб Говарда слишком много денег.

В день похорон Уоррен просидел все отпевание молча, в то время как пятьсот окружавших его людей оплакивали уход его отца. Вне зависимости от того, как люди относились к взглядам Говарда Баффета при его жизни, они считали для себя необ­ходимым отдать ему последнюю дань. После похорон Уоррен провел дома несколько дней43. Он пытался отвлечься от печальных мыслей, просматривая телетрансляцию заседания Конгресса, на котором обсуждались крайне важные вопросы гражданских свобод. Вернувшись в офис, он продолжил лихорадочную скупку акций American Express. К концу июня 1964 года, через два месяца после смерти Говарда, он вложил в акции компании почти три миллиона долларов. Отныне это была самая крупная инвестиция его партнерства. И хотя он никогда не выказывал на публике ни малей­шей скорби44, через некоторое время он повесил большой портрет отца на стене на­против своего стола. Однажды утром, уже через несколько недель после похорон, у него появились две залысины. Волосы выпали от перенесенного им шока.

 


* Баффет не смог вспомнить, зарегистрировался ли он изначально как независимый выборщик или демократ. Скорее всего, он хотел зарегистрироваться как независимый выборщик, однако это не по­зволило бы ему голосовать в ходе первичных выборов. Поэтому он зарегистрировался как демократ – либо сразу, либо через несколько лет.

 

За те несколько месяцев, пока Баффет изучал дела American Express, здоровье его отца резко пошатнулось. Несмотря на целый ряд хирургических операций, раковая опухоль Говарда дала метастазы во всем теле. В начале 1964 года Уоррен стал факти­ческим главой семьи. Он настоял на том, чтобы Говард...
../user_files/charli-manger-i-uorren-baffet.jpg
боль, ndash, Говард, Уоррен, больше, Говарда, Сьюзи, доли, были,
Глава: « | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 
Комментарии (0):
 
Свернуть
Загрузка...
Загрузка...
 
 
 
 
 
 
File is not found
 
Root 2014г.
Копирование материалов сайта разрешено только при наличии активной ссылки на www.fondovik.com
Top-100 блогов инвесторов, 
трейдеров и аналитиков
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru