Рейтинг@Mail.ru
 
Вверх
 
 
 
 
 
 
 
Я уверен, что нужно тратить столько, сколько считаешь нужным. Но я также уверен в том, что нельзя тратить больше, чем можно.
Дональд Трамп
Финансы в цитатах
 
 
 
 
 
Базовые знания
Базовые знания > Уоррен Баффет. Биография > Гонки [1952-1969] > Уоррен Баффет. Биография: Локомотив. Нью-Йорк и Омаха: 1958-1962 годы [часть 1]
 
Оглавление
 
Уоррен Баффет. Биография (Элис Шредер)
 

Уоррен Баффет. Биография

Уоррен Баффет. Биография
 

Гонки [1952-1969]

Статья на тему «Уоррен Баффет. Биография: Локомотив. Нью-Йорк и Омаха: 1958-1962 годы [часть 1]».

Первый из сложных проектов был связан с компанией Sanborn Map. Она занима­лась изготовлением детальных карт линий электропередач, систем водоснабжения, подъездных путей, инженерных коммуникаций и пожарных ходов практически для всех городов Соединенных Штатов. Основными покупателями этих карт были стра­ховые компании*. Деятельность Sanborn Map нельзя было назвать успешной. По мере слияния страховых компаний количество ее клиентов стабильно уменьшалось. Но ее акции стоили всего по 45 долларов, в то время как величина одного лишь портфеля инвестиций Sanborn оценивалась в 65 долларов за акцию. Однако чтобы приобрести этот портфель, Уоррену нужны были не только средства всех своих партнерств, но и помощь других людей.

В начале ноября 1958 года он вложил в акции Sanborn не менее трети активов своих партнерств. Он купил акции и для себя, и для Сьюзи. Он заставил купить эти акции

тетушку Элис, отца, мать и сестер. Он поделился идеей о Sanborn с Ковином, Стэнбеком, Нэппом и Шлоссом. Некоторые из них восприняли его слова как настоящий подарок. Для того чтобы профинансировать нехватку своего капитала, он воспользовался так называемым овернайтом, то есть взял деньги в долг под будущие проценты от прибы­ли. А чтобы повысить степень контроля над акциями, обратился к Дону Дэнли, своему старинному другу по средней школе; Вику Спиттлеру, лучшему другу своего отца; мужу Дотти – Гомеру Роджерсу и даже к Говарду Брауну, главе брокерской компании Tweedy, Browne and Reilly, в которой работал Том Нэпп. Также он вовлек в процесс покупки ак­ций Кэтрин Элберфельд и Энн Готтштальдт, тетку и мать своего друга Фреда Кулкена. Так как он еще не привлек их в деятельность своих партнерств, подобный шаг означал, что он абсолютно уверен в успехе затеи с Sanborn. Со временем он начал контролиро­вать достаточно акций Sanborn для того, чтобы быть избранным в совет директоров.

В марте 1959 года Уоррен во время своего очередного визита в Нью-Йорк остановился в белом доме колониального стиля на Лонг-Айленде, принадлежавшем Энн Готтштальдт. К тому времени они с сестрой принимали его как родного сына, словно пытаясь заме­нить им погибшего Фреда. Уоррен даже держал в ее доме запасную пижаму и пару белья, а Готтштальдт готовила ему гамбургеры на завтрак. Для каждого из этих путешествий он составлял список обязательных дел, состоявший из десяти – тридцати пунктов. Сна­чала он заходил в библиотеку компании Standard & Poor"s в поисках новой информации. Он посещал компании, навещал брокеров и всегда проводил какое-то время с Брандтом, Ковином, Шлоссом, Нэппом и Руаном – «агентами» своей нью-йоркской сети.

Но эта поездка оказалась особенно продолжительной – Уоррен приехал в Нью-Йорк на целых десять дней. Помимо встреч с потенциальными участниками новых партнерств, ему предстояло еще одно важное мероприятие – первое участие в засе­дании совета директоров Sanborn Map.

Правление Sanborn почти полностью состояло из представителей страховых компа­ний (ее основных клиентов), поэтому напоминало скорее клуб, а не деловое собрание, с одной только разницей – после заседания правления участники не отправлялись играть в гольф. Никто из членов правления не владел сколько-нибудь значительным пакетом акций**. В ходе собрания Уоррен предложил, чтобы компания распределила свои инвестиции между акционерами. Однако американские компании еще со времен Великой депрессии и Второй мировой войны относились к деньгам как к дефицитному ресурсу, который стоит холить и лелеять. Подобный тип мышления уже стал автома­тическим. Люди, придерживавшиеся таких взглядов, даже не задумывались об их объ­ективной основе и не замечали, что предпосылки для такого мышления уже давно ис­чезли. Правление посчитало идею выделить инвестиционное направление из бизнеса компании нелепой. Ближе к концу собрания члены правления принялись закуривать сигары. Уоррен, окруженный клубами дыма, сам чуть не задымился от возмущения. «За эти сигары заплачено моими деньгами», – думал он. По дороге в аэропорт у него подскочило давление, и, чтобы его снизить, он достал из бумажника фотографию сво­их детей и долго смотрел на нее. Разочарованный собранием, Уоррен решил, что за­берет контроль от недостойного правления в интересах других акционеров. Они за­служивали большего. Поэтому группа Баффета – Фред Стэнбек, Уолтер Шлосс, Элис Баффет, Дэн Ковин, Генри Брандт, Кэтрин Элберфельд, Энн Готтштальдт и некоторые другие – продолжила покупать акции. Уоррен также воспользовался для этой цели новыми средствами, поступавшими в его партнерства. Он попросил Говарда купить часть акций Sanborn в интересах его клиентов. Уоррен оказывал тем самым финансо­вую услугу своему отцу, одновременно туже затягивая узел вокруг компании. Через короткое время некоторые люди, расположенные к Уоррену, в том числе знаменитый финансовый менеджер Фил Каррет (купивший акции Greif Bros и Cleveland"s Worsted Mill после того, как услышал о них от Уоррена), смогли захватить 24 000 акций. Об­ретя достаточный контроль, Уоррен решил, что пришло время действовать. Фондовый рынок был на подъеме, и Баффет хотел, чтобы Sanborn избавилась от своих инвести­ций в самое лучшее для этого время. Компания Booz Allen Hamilton, занимавшаяся стратегическим консультированием компании, уже представила план по реализации этого проекта***, однако нерешенным вопросом оставались налоги. Если бы Sanborn просто продала свои доли в других проектах, ей пришлось бы заплатить налогов почти на два миллиона долларов. Уоррен предложил такое же решение, как в случае с Rockwood & Со, – обмен инвестиций на акции, не предполагавший уплаты налогов.

Было собрано еще одно заседание правления, на котором не случилось ровным счетом ничего – если не считать того, что еще больше денег улетучилось вместе с сигарным дымом. Уоррен вновь ехал в аэропорт, глядя на фотографии своих детей и пытаясь успокоиться. Через три дня он пригрозил созвать внеочередное собрание и взять контроль над компанией в свои руки, если директора не примут решения до 31 октября2. Его терпение лопнуло.

Теперь у правления не было выбора. Оно согласилось разделить бизнес на две ча­сти. Но даже это не решало проблемы с уплатой налогов. Один из страховщиков ска­зал: «Давайте просто не будем обращать внимания на налог».

«А я ответил: "Подождите минуту. Слово "давайте" означает, что это решение должны принять мы все, сидящие за этим столом. А каким образом это делать? Если мы разделим эти расходы на всех поровну, то ничего страшного, но если вы хотите поделить налого­вые расходы пропорционально доле акций каждого владельца и при этом вы владеете десятью акциями, а я – двадцатью четырьмя тысячами, то можете забыть об этой идее". Я уделил так много внимания вопросу уплаты налога потому, что не хотел лишних про­блем, связанных с выкупом акций****. Помню, как коробка с сигарами передавалась через стол. Треть каждой из этих сигар финансировалась из моих денег. Я был единственным человеком из сидевших за столом, который не курил сигар. По справедливости они долж­ны были бы оплачивать треть моих расходов на жевательную резинку».

В конце концов правление капитулировало. В начале 1960 года, призвав на помощь энергию, организационные способности и волю, Уоррен выиграл битву. Sanborn сде­лала своим акционерам предложение в стиле Rockwood, обменяв часть инвестицион­ного портфеля на акции*****.

Сделка с Sanborn установила новую планку: Баффет мог использовать свои мозги и деньги своих партнерств для изменения направления движения даже самой упря­мой и не желающей сотрудничать компании.


* Ежегодно Sanborn отправляла своим клиентам обновления, на которых указывались новые соору­жения, изменения трасс, новые элементы систем пожаротушения и т. д. Каждые 10 лет выпускались новые карты. По словам Баффета, он взял компанию на заметку, когда на продажу был выставлен большой пакет акций. Вдова покойного президента, по некоторым данным, продала 15 000 акций из-за того, что ее сын покинул компанию. Филу Каррету принадлежало 12 000 акций.

** Всего компанией было выпущено 45 акций, каждому акционеру принадлежало от 5 до 10 акций.

*** Баффет сдружился с руководителем компании Паркером Хербеллом, которого остальные члены правления воспринимали как мальчика на побегушках. Хербелл поддержал план отделения инвести­ций от картографического бизнеса и активно занялся рядом проектов, в том числе вышеупомянутым планом по реализации.

**** В те дни акции самой компании можно было обменять на другие, имевшие рыночную оценку. Ком­пания могла избавиться от присущих этой операции налогов на доход от капитала, если бы просто время от времени продавала свои акции.

***** В качестве части сделки все партнерства Баффета согласились выставить свои акции на тендер.

Первый из сложных проектов был связан с компанией Sanborn Map. Она занима­лась изготовлением детальных карт линий электропередач, систем водоснабжения, подъездных путей, инженерных коммуникаций и пожарных ходов практически для всех городов Соединенных Штатов. Основными покупателями этих карт...
../user_files/charli-manger-i-uorren-baffet.jpg
акции, свои, компа, компанией, Sanborn, Уоррен,
Глава: « | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 
Комментарии (0):
 
Свернуть
Загрузка...
Загрузка...
 
 
 
 
 
 
File is not found
 
Root 2014г.
Копирование материалов сайта разрешено только при наличии активной ссылки на www.fondovik.com
Top-100 блогов инвесторов, 
трейдеров и аналитиков
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru